Оснащать пилотируемые космические корабли искусственным интеллектом или оставлять решения за людьми?

Консоль HAL 9000, вымышленного компьютера из цикла произведений «Космическая одиссея» Артура Кларка, обладающего способностью к самообучению.Консоль HAL 9000, вымышленного компьютера из цикла произведений «Космическая одиссея» Артура Кларка, обладающего способностью к самообучению.

Интерьер Crew Dragon вызывает больше ассоций с кораблями из фантастических фильмов вроде «Звёздный путь», чем с теми, к которым привыкли космонавты. Никакой приборной панели с тумблерами, кнопками и лампочками, раскинувшейся на половину объёма корабля — консоль, состоящая из трёх дисплеев. Даже ручное управление, собственно, теперь напоминает компьютерную игру с подсказками и контролем со стороны ПО. Даже принятие решений в критических ситуациях свелось к выбору вариантов, представленных алгоритмом. В этой связи сильно упрощается подготовка космонавтов. Какое это имеет значение?

Программное обеспечение никогда не играло более важную роль в космическом полёте. С одной стороны, это делает полёт гораздо более безопасным и эффективным, так как космический аппарат может автоматически приспосабливаться к изменяющимся условиям. Это крайне важно, когда от времени отклика на возникшую нештатную ситуацию зависит и миссия, и, тем более, жизни членов экипажа. При этом, чрезмерное внедрение ПО и использование автономных систем в космическом полёте создает новые возможности для возникновения проблем. Всего пара ошибок в более чем миллионе строк привела к неудачному завершению тестового полёта корабля Boeing Starliner в конце прошлого года, из-за чего тот не добрался до МКС. Сейчас уже можно сказать с уверенностью, что человек, управляя кораблём, исправил бы сбой, приведший к преждевременному отключению двигателей.

При этом, в ПО корабля вполне могут возникать ошибки, которые не смогут исправить члены экипажа, способные привести к крайне печальным последствиям. Именно поэтому теперь необходимо уделять гораздо больше внимания предполётной подготовке всех систем. Всё та же Boeing отказалась комментировать ситуацию с выявленными после неудачного завершения миссии ошибками, которые должны были быть устранены до старта. Большинство специалистов считают, что ИИ сможет улучшить степень предполётной подготовки, так как позволит симулировать условия полёта максимально близкие к реальности.

Благодаря этому, считают специалисты, практически отпадает необходимость первых тестовых полётов для сбора информации, так как ИИ может моделировать все возможные варианты условий и нештатных ситуаций. В итоге, к моменту первого пуска, скажем, новая ракета-носитель может «совершить» хоть 1000 тестовых полётов в самых разных условиях, набрав достаточно информации для минимизации рисков при реальном полёте. Благодаря этому небольшие частные компании могут работать гораздо быстрее (и с меньшими затратами), чем, скажем, NASA со своим консервативным подходом с натурными тестами. Но ведь это ещё более глубокая автоматизация. Ещё больше строчек кода, в которых может быть ещё больше малозаметных ошибок. Так каков итог?

В конечном счете, худшее, что можно сделать сейчас, — то полностью автономный корабль или полностью на ручном управлении. Люди должны быть в состоянии вмешаться, если программное обеспечение сбоит или если память компьютера разрушается непредвиденным событием (например, вспышкой космических лучей). При этом, именно ПО может своевременно проинформировать об этой вспышке и других проблемах. На том же Crew Dragon есть варианты ситуаций, когда астронавты могут вручную инициировать прерывание последовательности для переопределения ПО на основе новых входных данных, но взять полный контроль над системами корабля в критической ситуации скорее всего невозможно (такой информации в свободном доступе просто нет). Вполне вероятно, что мир движется в точку, в которой человек в итоге будет выведен из уравнения. Хорошо это или плохо — покажет время. Сейчас же большинство специалистов склоняются к тому, что необходимо искать баланс между автоматизацией и ручным управлением.